Актуальное

Интервью с Лизой Лосевой: «Опубликовать свою книгу — значит добровольно выйти на публику без штанов»

Начинающий писатель, автор книги «Черный чемоданчик Егора Лисицы» рассказала, почему решила написать книгу в жанре ретро-детектива и как пробилась на книжный рынок.

Лиза, здравствуйте. Расскажите немного о себе. Как вы открыли в себе писателя?

«Писатель» — для меня слишком серьезно, мне кажется. Тем не менее, именно тексты, слова — моя профессия. Я журналист, сценарист. И работала по профессии всегда. Моя мама актриса, и в доме всегда звучали тексты пьес, стихи, какие-то отрывки.

Что было написано первым? Где публиковались книги?

Я писала множество статей, сценариев для документальных и короткометражных фильмов. Написала несколько «прикладных» книг. Но именно художественный текст — роман — вышел впервые в этом году. Это ретро-детектив «Черный чемоданчик Егора Лисицы».

Что для вас значит выход этой книги «Черный чемоданчик Егора Лисицы»?

Значит очень многое. Это больше, чем текст. У большинства героев есть прототипы, реальные люди. Дело в том, что мой герой Егор Лисица — судебный врач. Его мечта — создать на Юге России судебно-медицинский кабинет. То, что мы бы сейчас назвали криминалистической лабораторией. Создать в сложных условиях: революции, гражданской войны, слома старого мира и неверного, непростого нового. И мне хотелось рассказать как можно точнее о возможностях судебной медицины того времени. Времени, когда даже отпечатки пальцев были сравнительной новинкой.
Но, кроме того, это еще и история о южном городе, который называли «маленьким Парижем» и «русским американцем». О городе с характером. Где на улицах пахнет кофе, перцем и акациями. Где жаркое лето не дает шанса весне. Городе с невероятны по размаху и краскам Старым базаром, широкими улицами и особняками. Городе, который соединил и перемешал в себе кровь русских, греков и армян…
Поэтому улицы, дома — все это реально существующие места и сейчас. Например, в книге есть «дом с волчьими головами», он сохранился. Сохранились и головы, вырезанные на двери. Я иногда специально меняю маршрут, чтобы пройти мимо него.

Сложно было решиться на издание этого произведения? Много ли прошло времени с момента, как книга была написана, до того, как её издали? Расскажите, как попали в издательство.

Книга небольшая, а работала я над ней три года. Мне важно было придумать нового героя. Такого не Холмса, но доктора Ватсона. Не только придумать, но и «собрать его чемоданчик». Черный чемоданчик в названии неслучайно, это необходимая вещь для моего героя. Вот фрагмент о нем в тексте книги:

«…Сильно потертый, в глубоких складках на тусклой черной коже, толстый, как старый мопс, этот чемоданчик был моим единственным ценным имуществом. Многие записи, которые я в нем хранил, я перевел из иностранных журналов, продираясь через французские и немецкие термины. Там были и мои реагенты и линзы. Медицинские пинцеты. Ножницы. Скальпели. Пробирки с притертыми крышками».

«Собрать его чемоданчик» означало, что мой герой ведет расследование именно при помощи методов криминалистики.

Больше года я работала в архивах, библиотеке. Удалось попасть и в ведомственные архивы, что было непросто.

Какую-то часть информации пришлось переводить. Гугл мне потом выдавал безумную контекстную рекламу. Предлагал протезы и санатории, потому что искала я вещи, связанные с медициной. И, конечно, я общалась с врачами, что-то уточняла в медицинских справочниках.

Как только книга была закончена, я обратилась в несколько издательств. Куда-то отправила текст по почте, указанной на сайте. Кто-то из редакторов был в социальных сетях, я написала им. Долго и мучительно ждала ответа.

И теперь моя книга опубликована издательством «Феникс».

Какой совет вы бы дали авторам, которые хотят пробиться на книжный рынок?

Думаю, что если ты действительно хочешь рассказать историю, то пишешь, не думая о рынке. Но из полезных советов, я бы сказала, что нужно искать редакторов в социальных сетях. Рассказывать о замысле и тексте — самим. Помогают конкурсы, сообщества читателей.

Почему книга написана именно в жанре ретро-детектива?

Это такой «стык» жанров, исторический роман и детектив. Детектив мне кажется невероятно пластичным жанром. Он может быть историей о любви, историей о мести. В каком-то смысле Гамлет тоже, например, детектив. Там есть убийство и есть «расследование». И даже «следственный эксперимент», когда детали преступления восстанавливают странствующие актеры. Что может быть интереснее поиска, возможности разгадать загадку? Кроме того, это история о том, что зло под солнцем ждет неминуемое наказание.

Еще мне было важно показать быт. Я верю, что именно он определяет сознание. Мне было важно узнать и рассказать, как жили эти люди совсем недавно и вместе с тем так невероятно давно. Какими они были? Чего боялись, во что верили? Что искали в жизни и в магазинах?

Какие дополнительные источники информации привлекали к работе над текстом?

Я много читала именно дневников, писем того времени. Читала Мариенгофа, переписку Булгаковых. При этом это все-таки жанр. Хотелось, чтобы текст был достаточно динамичным. Несмотря на то, что события книги вписаны в 20-е годы XX века, там нет «густого ретро», хотя колорит эпохи, безусловно, присутствует. Я благодарна Дмитрию Быкову за его отзыв о книге. Он написал, что «написана удивительно чисто и с тонкой стилизацией».

Можете рассказать какую-нибудь интересную историю, которая произошла в ходе написания произведения? Может быть, она как-то изменила сюжет или характеры самих персонажей?

Вся история вокруг текста меня даже немного пугает. Некоторые главы точно совпали по ощущениям и настроениям с той атмосферой, которая в мире сегодня. Те же слухи, обещания какого-то неведомого нового мира, который и пугает, и манит. Встряски и перемены. Плюс совпадение дат — 20-е годы XX и XXI века.

Ну и, конечно, герои зажили абсолютно своей жизнью. Во-первых, они сразу представлялись. Фамилии, имена всплывали мгновенно, приходили откуда-то из воздуха. Во-вторых, мой герой Егор Лисица оказался неожиданно для меня блондином. Почему?

Я не люблю блондинов (блондины, простите!). Но вот так он решил. Невысокий, в английском тренче, со своим чемоданчиком…

Но, главное, книга дала мне возможность выбраться из очень серьезного личного кризиса. Драматург Эдна Сент-Винсент Миллей сказала, что опубликовать свою книгу — значит добровольно выйти на публику без штанов. Это правда, это довольно-таки страшно.

Но Егор Лисица дал мне уверенность, что я это могу. И что бояться не нужно. Были моменты, когда я уставала. Сложно было работать без выходных на телевидении и писать. Кроме того, писать, не зная, а издадут ли книгу вообще. Будет ли она нужна, интересна. К тому же у меня сын-подросток, тут тоже все не марципан. Но вот в эти моменты я думала: раз мои герои могут жить и работать в своих-то сложных условиях, то мне и жаловаться нечего.

Ассоциируете ли вы себя с каким-то персонажем из вашей книги?

С некоторыми да. Но по-разному. Они все с характером, непростые. А мой герой, кстати, приезжий. Вместе с родителями он приехал в Ростов из столицы империи, Санкт-Петербурга. Моя семья тоже переехала на юг из северного города (Норильска), поэтому его взгляд — немного со стороны — мне близок.

Кому первому доверили прочитать произведение?

Первой фрагменты текста прочла мой мастер, писатель Ольга Славникова. Я училась у нее в литературной мастерской. И безмерно благодарна ее точным замечаниям, советам, всему вниманию, с которым она работала с нами — студентами.

Были мысли об экранизации книги? Как думаете, кто из актеров мог бы исполнить главную роль?

Изначально книга была сериалом. И родилась из идеи сериала. С этой идеей я поступила на курс «анализ и редактура сценария» в Москве, когда работала там. Так что мысли об экранизации меня не оставляют до сих пор. У меня есть опыт написания сценариев, и мне кажется, что текст достаточно кинематографичен. Читатели могут либо поспорить со мной, либо в этом убедиться.

Если бы вам дали неограниченный бюджет, какому режиссёру доверили бы картину?

Если закрыть глаза и дать волю желаниям и фантазии, то — режиссеру Тиму Бертону. Мне кажется, герой и атмосфера книги немного созвучны его «Сонной лощине». А характер города и горожан, конечно, блестяще удался бы Урсуляку, режиссеру «Ликвидации» и других знаменитых проектов. Но это, конечно, мечты.

Продолжаете ли сейчас писать? Над чем работаете?

Работаю над новой книгой, в которой появятся некоторые старые герои.

Какие книги предпочитаете как читатель? Что главное в произведениях?

Я окончила факультет журналистики. И было время, когда самым прекрасным был вот этот период подготовки к экзаменам. Когда нужно было только читать, читать и больше ничего. В этом возрасте из-за книг можно и смертельно поссориться, и влюбиться. Помню, как меня потряс магический реализм Маркеса и Кортасара. А потом Нила Геймана. Было время, когда я ценила язык гораздо больше сюжета. И был период, когда совсем перестала читать «серьезную литературу». Был и период нон-фикшен. Время, когда я заново открыла для себя, например, Шолохова. Поэтому вряд ли скажу, какие книги я люблю. Я люблю литературу как процесс. Как мир.

Поделиться:


Метки:
Комментарии

Для того чтобы видеть и оставлять комментарии необходимо авторизоваться!